Сдержанное чудо

Сдержанное чудо

Алексей Долженков
корреспондент журнала «Эксперт»
22 января 2023, 12:52

Сдержанное чудо

Российское инвестиционное чудо: существует ли оно, откуда взялось и долго ли продлится

ВИТАЛИЙ НЕВАР/ТАСС; МАРИНА МОЛДАВСКАЯ/ТАСС; SIPA ASIA VIA ZUMA WIRE* ЕГОР АЛЕЕВ/ТАСС ВАЛЕРИЙ МАТЫЦИН/ТАСС

Аудиоверсия журнала «Эксперт» Сдержанное чудо

Данные Росстата по инвестициям в 2022 году удивили многих. Положительной динамики по сравнению с 2021 годом не ожидал практически никто. Тем не менее объем инвестиций за девять месяцев прошлого года оказался на 5,9% больше, чем за аналогичный период годом ранее. Без МСП и досчета объемов, не наблюдаемых прямыми статистическими методами, только по «крупняку», прирост составил даже больше — 7,6%.

Скептики сразу заметили, что эти данные конфликтуют с индексом предпринимательской уверенности самого Росстата. Этот индекс, отражающий разницу в оптимистичных и пессимистичных оценках, снизился с +2,7% в добыче и +2,3% в обрабатывающих отраслях в феврале 2022 года до −1,7 и -4% соответственно в декабре 2022-го. Тем не менее целый ряд фактов и признаков подтверждают: в отдельных сегментах экономики инвестиции продолжаются или даже растут. Попробуем разобраться, откуда взялось это экономическое чудо и ждать ли его продолжения в 2023 году.

Сразу нужно пояснить, что данные по инвестициям публикуются поквартально и с задержкой, поэтому результатов за весь 2022 год еще нет. Так что четвертый квартал теоретически может подпортить общую картину. Такая гипотеза основана на том, что темп прироста инвестиций (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года) снижался весь год — с первого квартала (+12,8%) по третий (3,1%). Однако в предыдущие годы были ситуации, когда в четвертом квартале, наоборот, наблюдалась более благоприятная динамика. Кроме того, некоторые данные, опубликованные прямо сейчас Центробанком, косвенно подтверждают оживление бизнеса в ноябре‒декабре. Как отмечается в «Мониторинге отраслевых финансовых потоков», в декабре в отраслях, ориентированных на инвестиционный спрос, наблюдалось значительное превышение объема поступлений над средним уровнем третьего квартала. Сильный рост входящих платежей в декабре отмечался в секторе научных исследований и разработок. Сохранилось также значительное превышение объема поступлений над уровнем предыдущего квартала в производстве электроники.

Взгляд со стороны предложения

Начнем с того, что не все экономисты согласны с расчетами Росстата. Так, по оценке ЦМАКП, индекс инвестиций в основной капитал Росстата в третьем квартале должен не увеличиться на 3,1%, а снизиться на 3,5% год к году. Эту оценку в ЦМАКП делают на основе собственного индекса инвестиционной активности (индекс ЦМАКП). «Росстат считает от расходов, мы наш индекс рассчитываем на основе предложения инвестиционных товаров. Практика показывает, что наш индекс более надежен, так как в индекс Росстата часто могут попадать закрытия каких-либо крупных проектов, которые одномоментно попадают в отчетность», — пояснил заместитель генерального директора ЦМАКП Владимир Сальников. С динамикой этих индексов можно ознакомиться на графиках 1 и 2. Действительно, закупка оборудования и стройматериалов происходит в течение всего периода реализации инвестпроекта, и это может позволить индексу ЦМАКП лучше отражать реальную, а не чисто бухгалтерскую инвестиционную активность. Из этого индекса мы видим, что после резкого падения с марта по май с июля начинается плавное восстановление предложения инвестиционных товаров. Однако даже к ноябрю восстановление произошло только до уровня марта, до уровня февраля еще очень далеко.

Если же вернуться к данным Росстата, то из них видно, что инвестиционная активность в первые девять месяцев 2022 года была очень неравномерно распределена по отраслям. Так, инвестиции в основной капитал в добыче полезных ископаемых выросли по сравнению с аналогичным периодом 2021 года на 10,6%. На эту отрасль приходится пятая часть всех инвестиций (в том числе 12,9% только на нефть и газ). Инвестиции в транспорте и хранении, а это еще одна пятая часть всех инвестиций в стране, увеличились на 11,1%. Ряд менее крупных отраслей тоже взяли хороший темп в капвложениях: инвестиции в строительство (3,3% от общего объема) выросли на 22,7%, в операции с недвижимым имуществом (6% от общего объема) — на 12,5%. Естественно, были и аутсайдеры. Инвестиции в торговлю (3,1% от общего объема) сократились на 0,8%, в сельское хозяйство (3,4% от общего объема) — на 6,6%. Кроме того, на 34,4% сократились инвестиции в сфере телекоммуникаций (2% от общего объема). С обрабатывающими производствами (17% от общего объема инвестиций) картина более интересная. В целом инвестиции в них сократились на 0,9%, но вот по отдельным отраслям ситуация очень сильно отличается. Так, в производство химии (3,5% от общего объема) инвестиции выросли на впечатляющие 26,5%. Инвестиции в производство прочих транспортных средств и оборудования (1,2% от общего объема) выросли на 21,3%, что неудивительно: в этот раздел попадает военная техника. Вложения в металлургическое производство (3% от общего объема) выросли на 8,7%. Вниз инвестиции обработки тянули производство кокса и нефтепродуктов — сокращение на 4,6% и неожиданно производство пищевых продуктов — сокращение на 17,1%. Так был рост инвестиций в 2022 году или нет? Разница в методологиях не даст экономистам прийти к единому ответу, но мы, со своей стороны, на основе большого потока новостей от бизнеса, а также о нацпроектах и госрасходах считаем, что российские предприятия делали очень много в минувшем году для своего развития, плюс государство не прекращало строить и тратить — и инвестиционной паузы точно не произошло. Это подтверждает сам бизнес. Как рассказали «Эксперту» в РСПП, в декабре инвестиционную деятельность осуществляли почти 70% опрошенных компаний. При этом 65% из них сообщили, что ключевые параметры инвестпроектов не изменились, хотя у четверти опрошенных компаний наблюдалось некоторое отставание от графика. Парадоксальным образом высочайшая неопределенность многие проекты не затормозила, а, наоборот, подстегнула. В РСПП добавляют: в 2022 году ситуация с точки зрения инвестиций была специфической — бизнес стремился максимально реализовать инвестпроекты (пусть и с некоторыми задержками), чтобы в дальнейшем не подвергать их дополнительному риску из-за перманентно усиливающихся санкций. Это отчасти позволило продемонстрировать итоговое увеличение инвестактивности. Получается, что страх новых санкций не только способствовал ажиотажному спросу на ряд товаров после начала специальной военной операции, но и простимулировал компании активизировать свои инвестиционные программы. Итак, в 2022 году обрабатывающая промышленность, добыча, транспорт и строительство вытащили на себе инвестиции, в том числе с помощью государства. Примерно такой же вывод (исключая фактор обрабатывающей промышленности) делает и главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач: «Мы ожидаем, что по итогам 2022 года инвестиции вырастут на три процента. Основными факторами роста стали крупные инвестиции в инфраструктуру, строительство, а также в сектор нефтедобычи. Среди источников финансирования основным драйвером тут выступало госфинансирование и инвестиции нефтяных компаний».

ВАЛЕРИЙ МАТЫЦИН/ТАСС

Источник: ВАЛЕРИЙ МАТЫЦИН/ТАСС

Косвенно бум в импортозамещении подтверждает выдача займов ФРП: за год их объем практически удвоился

Следим за добычей

Разумеется, дальнейшая ситуация выглядит крайне неоднозначной. В то время как часть факторов будут способствовать росту инвестиций, другие будут тормозить их. Главный фактор «против» — это неопределенность. Из декабрьского опроса Росстата следует, что среди факторов, ограничивающих рост производства, руководители предприятий чаще всего называют неопределенность экономической ситуации, недостаточный спрос на продукцию предприятий на внутреннем рынке и высокий уровень налогообложения. Кроме того, 88% руководителей организаций, занимающихся добычей полезных ископаемых, и 89% в обрабатывающих производствах, уверены, что производственные мощности удовлетворят спрос на продукцию, а 5% и 10% респондентов соответственно указывают даже на избыточность мощностей. Вряд ли при таком раскладе они будут склонны к новым инвестициям. Но пессимизм добычи, скорее всего, связан с ожидаемой рецессией в мире и замедлением Китая. И это все-таки только один сектор. Владимир Сальников считает: общие показатели будут определяться инвестициями в сырьевом сегменте и на транспорте. «На добычу вместе с транспортом приходится около трети всех инвестиций. Для транспорта сейчас стоит задача активного инвестирования для выстраивания новых торговых путей и расширения торговых коридоров, а вот в части добычи необходимость наращивания объемов в ближайшей перспективе весьма сомнительна, — говорит он. — Восстановление объемов спроса на российские ресурсы если и произойдет, то ближе к середине десятилетия. В результате наши крупные капиталоемкие сектора не дадут подняться общей цифре инвестиций. В итоге прогноз на 2023 год у нас негативный». «С учетом высокой базы 2021‒2022 годов, а также эффекта сокращения экспорта углеводородов инвестиции понизятся, особенно в нефтегазовом комплексе и нефтепереработке. По оценке Минэкономразвития, на один процент. Мы ожидаем, что в 2023 году инвестиции могут сократиться сильнее — на три-четыре процента, а их рост возобновится в 2024 году, — сохраняет пессимизм Андрей Клепач. — Существенную долю в наращивании кредитного рычага могут сыграть ассигнования из ФНБ на крупные проекты. По нашей оценке, это может дать около 300 миллиардов рублей дополнительных инвестиций в 2023 году». Однако тут можно поспорить: конъюнктура сырьевых рынков серьезно зависит от Китая и от растущего третьего мира. Активный поиск такими странами, как Индия, Пакистан и другие, поставщиков ресурсов показывает, что вопрос обеспеченности развивающегося мира сырьем становится все более острым — хотя бы за счет роста численности населения. И наши компании должны быть к этому готовы, тем более что инвестиционный цикл в той же нефтянке составляет семь-восемь лет. Крупнейшие компании продолжают вкладывать. Так, «Газпром» утвердил рекордную по объему инвестиционную программу на 2023 год в размере 2,3 трлн рублей — средства пойдут на дальнейшее развитие новых центров газодобычи — Ямальского, Якутского и Иркутского, магистрального газопровода «Сила Сибири», на газоперерабатывающий комплекс. «Роснефть» цифры инвестпрограммы не объявляла, но по косвенным признакам можно понять: она продолжает инвестировать. На днях «Роснефть» приступила к зимней навигационной кампании по Северному морскому пути для доставки грузов на строящиеся объекты флагманского проекта «Восток Ойл». В рамках зимней навигации по Севморпути планируется завезти более 500 тыс. тонн материалов и оборудования. В 2021 году общий объем инвестиций в «Восток Ойл» оценивался в 10 трлн рублей. Продолжение инвестиций нефтегазом — первый довод в пользу того, что в 2023 году инвестиционный рост может продолжиться.

С надеждой на импортозамещение

График 1 Инвестиции по Росстату и ЦМАКП: первый фиксирует рост, второй снижение

Росстат, ЦМАКП Инвестиции по Росстату и ЦМАКП: первый фиксирует рост, второй снижение

Росстат, ЦМАКП График 2 Предложение инвестиционных товаров постепенно восстанавливается

ЦМАКП Предложение инвестиционных товаров постепенно восстанавливается

ЦМАКП График 3 Прибыль добывающего сектора опустилась ниже уровня начала 2021 года

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП Прибыль добывающего сектора опустилась ниже уровня начала 2021 года

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП Импортозамещающие производства — огромная надежда и второй довод в пользу хорошей динамики инвестиций в 2023 году. По мнению РСПП, это вообще главный системный стимул — необходимость создавать новые производства внутри страны, так что в ситуации сохранения высокого спроса на импортозамещающую продукцию запуск таких производств также будет поддерживать высокий уровень инвестиционной активности. Какой-либо сводной статистики по инвестициям в такие предприятия нет. Мы можем ориентироваться косвенно на Фонд развития промышленности, который в прошлом году практически удвоил объемы выдачи займов: в январе‒ноябре 2022 года он выдал предприятиям 191 заем на общую сумму 84,9 млрд рублей. Для сравнения: за весь 2021 год фонд выдал 51,8 млрд рублей. Активнее всего финансовыми инструментами фонда пользовались машиностроители — 44 займа на общую сумму 31,6 млрд рублей. Второе место заняли предприятия химической отрасли — 31 заем на 7,9 млрд рублей. Тройку замыкают заводы по металлообработке и металлургии — 24 займа на 4,6 млрд рублей. Владимир Сальников признает: в ряде секторов, прежде всего ориентированных на внутренний рынок, возникла потребность в инвестициях в импортозамещающие производства. В 2021 году в целом по экономике (включая услуги) соотношение импорта к добавленной стоимости составляло 24%. «По агропромышленному комплексу (сельское хозяйство, включая подсобные хозяйства, и пищевка) это соотношение составляло 34 процента. По автопрому соотношение составляло 3,3 раза! Впрочем, в защиту стоит сказать, что десять лет назад было еще хуже — шесть раз», — говорит заместитель генерального директора ЦМАКП. И позитивные сдвиги в импортозамещении ключевых компонентов есть. Так, производство электродвигателей в России в прошлом году (ноябрь к ноябрю) выросло на 15%, к 2019 году рост составляет 18%. Кроме того, подтверждают в ЦМАКП, есть рост, хоть и слабый, в производстве аккумуляторов, ощутимый рост в производстве машин и оборудования общего назначения, рост по металлическим цистернам и резервуарам, строительным конструкциям. «Но на этом все», — категорически заявляет Сальников и добавляет, что в любом случае доля инвестиций в импортозамещающие производства очень невелика. Со спросом со стороны бизнеса на импортозамещение комплектующих, которые раньше поставлялись из недружественных стран, ситуация на самом деле непростая, как уже писал «Эксперт» (см. «Вскрытие показало», № 1‒3 за 2023 год). Данные из разных источников говорят о том, что импорт восстанавливается — за счет смены поставщиков на производителей аналогичной продукции из дружественных стран или за счет схем параллельного импорта — не так уж важно. Это, в частности, следует из данных, которые привел в своем докладе на недавнем Российско-французском семинаре по денежно-финансовым проблемам современной российской экономики директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член-корреспондент РАН Александр Широв. Он отметил, что российский импорт медленно восстанавливается, в то время как экспорт продолжает сокращаться, причем в постоянных ценах (января 2021-го) сближение объемов экспорта и импорта видно более явно. Соответственно, вопрос в том, какой промышленности у нас больше: которая пострадает от роста цен на импортные комплектующие при одновременном снижении собственных поставок за рубеж, или той, которая способна быстро наладить производство замещающих компонентов в России. В заключение разговора об импортозамещении приведем слова гендиректора группы компаний «Далини», председателя Набережночелнинского отделения Партии роста Руслана Нигматулина: в оборонном комплексе спрос огромный, в автомобилестроении тоже в связи с уходом иностранных брендов. Сколько произведет КамАЗ, столько рынок съест, то же по АвтоВАЗу. В качестве плюса он также видит дополнительный спрос в СНГ и других странах. «Есть успешные примеры, когда благодаря массированной господдержке в отдельных отраслях происходили прорывы, — рассуждает Руслан Нигматулин. — Так было в сельском хозяйстве и АПК на фоне продовольственного эмбарго 2014 года. В промышленности сейчас то же самое. Раньше нам неинтересно было развивать производство многих товаров, потому что себестоимость была высокой. Особенно на первых этапах запуска проектов. И предприниматели не готовы были работать в минус, допустим, пять лет. Сейчас ситуация поменялась. Государство готово даже компенсировать для важных проектов стоимость продукции на первых порах. Плюс существует промышленная ипотека и множество других программ. Самое главное — чтобы эту поддержку получили не только крупные действующие предприятия, но и новые проекты».

Откуда деньги?

График 4 То же у сельхозкомпаний, торговля пока держится на уровне 1 кв. 2021 года

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП То же у сельхозкомпаний, торговля пока держится на уровне 1 кв. 2021 года

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП График 5 Благодаря ценовому буму стройка пока — наименее пострадавший в плане доходов сектор

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП Благодаря ценовому буму стройка пока - наименее пострадавший в плане доходов сектор

ЦМАКП, расчеты Эксперта по данным ЦМАКП В деньгах, по оценке Росстата, общий объем инвестиций в основной капитал за девять месяцев 2022 года (с учетом МСП и «досчетов») составил 16,4 трлн рублей, что, как уже отмечалось выше, на 5,9% больше, чем за аналогичный период годом ранее. Если же брать только непосредственно наблюдаемые данные по крупным предприятиям, это 12,8 трлн рублей. Интересно, что источники инвестиций по сравнению с 2021 годом изменились очень мало. Все так же львиная доля — собственные средства компаний (56,3% в 2022 году против 59,4% годом ранее), бюджетные средства составили 17,8% (15,1% годом ранее). Да, похоже, своих денег у компаний становится несколько меньше и экономике все больше приходится полагаться на инвестиции государства. Переживать о взлете кредитных ставок в 2022 году и уходе иностранных инвестиций явно лишнее: доля банковских кредитов и так не особо велика (11,4%), а иностранных и вовсе почти незаметна — 2,5 п. п. из этих кредитов выдали иностранные банки, а инвестиции из-за рубежа составили всего 0,3% (0,4% годом ранее — практически без изменений). У каких компаний есть деньги на инвестиции? Андрей Клепач рассказывает, что на текущий момент у нас есть данные за период январь‒октябрь 2022 года, и эти данные показывают, что в целом по экономике финансовый результат (прибыль) накопленным итогом с начала года сократился на 8,9% к соответствующему периоду прошлого года. Но среди отраслей есть те, которые смогли увеличить прибыль. Это обработка (+4,4%), обеспечение электроэнергией, паром и газом (+8,8%) строительство (+240%), транспортировка и хранение (+49,5%). Особенно впечатляет рост прибыли в строительстве. «Накопленный жирок прошлой прибыли очень неравномерно накопился в экономике, и его распределение далеко не совпадает с распределением потребности в инвестициях», — констатирует Сальников. Кстати, машиностроение, по его словам, должно чувствовать себя довольно неплохо: есть накопления, есть спрос за счет потребности в импортозамещении. Но с точки зрения рывка в развитии нынешней прибыли недостаточно, привлечение внешнего финансирования должно измеряться дополнительно в сотнях миллиардов рублей в год, говорит экономист. Тем не менее деньги — третий довод «за» инвестиции в 2023 году. Как напоминает Андрей Клепач, кредитование юридических лиц по итогам 11 месяцев действительно оказалось выше наших прежних оценок и кредит поддерживает рост инвестиций. «Денежная масса М2 выросла в 2022 году, и ее рост продолжится в 2023-м, в том числе из-за финансирования дефицита бюджета из ФНБ, — рассуждает главный экономист ВЭБ.РФ. — Это будет повышать уровень ликвидности экономики и делать более доступными кредиты банков. Увеличить инвестиции в 2023-м и особенно в 2024 году смогут компании электроэнергетики, предприятия машиностроения, связи и информации. В 2024-м инвестиционный подъем сможет охватить большинство отраслей экономики».

ЦЕНТР ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ (ЦОС) ФСБ РФ/ТАСС

Источник: ЦЕНТР ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ (ЦОС) ФСБ РФ/ТАСС

Инвестируют не только нефтегазовые, но и другие крупнейшие компании: так, инвестпрограмма РЖД на 2023 год утверждена в рекордном
объеме свыше 1,07 трлн рублей

Государство не сдает позиций

Есть и четвертый фактор в пользу инвестиций — госрасходы. Общий объем бюджетных ассигнований Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) на 2022 год (по данным на 01.10.2022) составил 1,26 трлн рублей, при этом 551 млрд рублей было к тому моменту выделено из федерального бюджета. Напомним, в этой программе речь идет об инвестициях компаний, находящихся под непосредственных управлением государства, — государственных унитарных предприятиях (ГУП), федеральных государственных бюджетных учреждениях (ФГБУ) и тому подобных. На 2023 год по ФАИП заложено 1,1 трлн рублей, из них 419,8 млрд рублей на капитальное строительство в различных регионах Российской Федерации. Да, это немного меньше, чем в 2022 году, но все еще больше, чем в 2020 и 2019 годах. Инвестируют не только нефтегазовые, но и другие крупнейшие компании: так, инвестпрограмма РЖД на 2023 год также утверждена в рекордном объеме свыше 1,07 трлн рублей. В РСПП напоминают, что часть компаний и секторов уже заявили на 2023 год масштабные инвестиционные планы, так что есть надежда если и не выйти в ноль по динамике инвестиций, то ограничиться минимальным падением. Крупный бизнес в лице РСПП также считает, что в сторону роста инвестиций будут играть, в частности, перезапуск соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК) и продление ряда антикризисных решений на 2023 год. Ко всему изложенному нужно еще добавить фактор новых территорий, расходы на восстановление которых также берет на себя бюджет. Важно, что новые территории — это еще и дополнительные рабочие руки, в том числе квалифицированные, что важно для промышленности. Завлабораторией анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Александр Абрамов считает: основной рост инвестиций в 2022 году был связан прежде всего с фактором государственных расходов, более активной работой банковской системы и масштабными инвестициями в ряде секторов (строительстве, производстве и транспортировке нефти и газа, коммунальном хозяйстве, транспорте), где расходы в основном финансируются за счет централизованных источников и средств государственных компаний. А значит, продолжает экономист, в 2023 году будет продолжаться умеренный рост инвестиций по тем же направлениям, то есть в первую очередь за счет централизованных финансовых ресурсов и средств госкорпораций, но, вероятно, некоторые области замедлятся — например, добыча нефти, газа. К списку факторов, которые свидетельствуют в пользу дальнейшего роста инвестиций, он также добавляет сохранение льготной ипотеки в 2023 году, продолжение инвестирования средств в инфраструктуру и жилищное строительство. «Нам нужен серьезный рост инвестиций, — говорит директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина Антон Свириденко. — Если умеренный рост инвестиций и может случиться, то вот всплеска ждать пока неоткуда. Тем не менее будем надеяться на умеренный рост реальных инвестиций в секторах, где это больше всего нужно: в логистике, машиностроении, микроэлектронике, производстве потребительских товаров».

В какие регионы государство и бизнес вложили больше всего денег в 2022 году

По данным Росстата, в 2022 году больше половины регионов России нарастило объем инвестиций.

Вырос он и в целом по стране, причем не только в номинальном, но и в реальном выражении, то есть с учетом инфляции, — на 4,6%. Общий объем инвестиций в прошлом году составил почти 28 трлн рублей.

Разбираемся, какие проекты двигают российскую экономику в кризисные для нее времена.

Рассылка Т—Ж о мире инвестиций

Лайфхаки о том, как делать деньги из денег, — в вашей почте раз в неделю. Бесплатно
Подписаться
Ваша почта будет в безопасности. Детали — в политике конфиденциальности

Что показывают инвестиции в основной капитал

Этот показатель отражает затраты бизнеса и государства на проекты развития: покупку оборудования и транспорта, строительство и реконструкцию зданий, проектные работы. Одним словом, на все, что способно обеспечить будущий рост производства и прибыли. Когда владелец кафе закупает одноразовую тару для пиццы, то это затраты на оборотные активы. А если он установил новую печь и стал готовить больше блюд, то, значит, вложился в основной капитал.

Инвестиционные вложения помогают экономике регионов расти и повышают благосостояние людей. Так, инвестиции в инфраструктуру делают территорию удобнее, повышают деловую активность: чем лучше дороги, тем больше шансов привлечь бизнес. Вложения в промышленный сектор снижают безработицу за счет новых рабочих мест, увеличивают доходы людей и бюджета — от налоговых поступлений.

Чем больше в регион вкладывается денег, тем выше в нем качество жизни. Жители благополучных регионов не стремятся их покидать — напротив, туда съезжаются люди из менее перспективных мест. Это приводит, кроме прочего, к росту численности населения.

Позитивная динамика инвестиций в основной капитал по итогам прошлого года отмечена в 48 регионах России. В некоторых из них вложения выросли больше чем в 1,5 раза. Это говорит о том, что бизнес там не только не свернул инвестиционные проекты, но и, напротив, нарастил активность. Также последствия кризиса смягчил рост бюджетных вливаний — в итоге доля государства в общем объеме инвестиций увеличилась.

При этом значительная часть регионов столкнулась с оттоком инвестиций, а в некоторых они упали на треть.

Где в России больше всего вкладывают в экономику

Если смотреть на объем инвестиций в основной капитал, то топ-10 регионов не меняется уже много лет. Здесь по понятным причинам территории с развитой экономикой, такие как Татарстан и Краснодарский край, лидеры сырьевой промышленности вроде Ямала, где добывают 80% российского газа. А еще, конечно, обе столицы.

При этом на фоне санкций в Москве рост инвестиций в сопоставимых ценах замедлился, а в Петербурге они упали. Зато добывающие регионы оказались в плюсе, кроме прочего и из-за хорошей рыночной конъюнктуры прошлого года.

С большим отрывом список возглавляет Москва, на которую приходится пятая часть всех вложений в основной капитал в России. За прошлый год инвесторы вложили в Москву около 6 трлн рублей. При этом основную часть денег — около 4,4 трлн рублей — инвестировал крупный и средний бизнес. По данным мэрии столицы, деньги пошли на закупку машин, оборудования, строительство нежилых зданий, благоустройство территорий.

При этом годовой прирост инвестиций в сопоставимых ценах в Москве составил в 2022 году всего 2,2%, что вдвое ниже среднего темпа по стране. Годом ранее инвестиции в столице выросли на 19,6%. И даже в пандемийном 2020 рост был в разы динамичнее, чем в 2022, — 9,5% .

Московская область по итогам 2022 года выбыла из первой тройки, уступив крупнейшим добывающим регионам: Ямало-Ненецкому и Ханты-Мансийскому автономным округам. Инвестиции в Подмосковье снизились на 3,8%, в то время как в округах выросли примерно на 9—10% . Инвестактивность в нефтегазовых регионах поддержали, в частности, высокие цены на энергоресурсы.

Пятерку лидеров замкнул Санкт-Петербург, где объем вложений в основной капитал сократился на 5,1% в сопоставимых ценах. Снижение вызвано влиянием санкций, ограничениями в поставках оборудования и отказом иностранных компаний от инвестиций. А еще сворачивались ориентированные на экспорт проекты и упали инвестиции в недвижимость. При этом ожидания были более пессимистичными: руководство города анонсировало сокращение инвестиций на 9,8%.

Инвестиции в регионах-лидерах в 2022 году, трлн рублей

Москва 5,92
Ямало-Ненецкий АО 1,41
Ханты-Мансийский АО 1,33
Московская область 1,33
Санкт-Петербург 1,00
Республика Татарстан 0,89
Иркутская область 0,83
Красноярский край 0,75
Краснодарский край 0,69
Якутия 0,62
Москва 5,92
Ямало-Ненецкий АО 1,41
Ханты-Мансийский АО 1,33
Московская область 1,33
Санкт-Петербург 1,00
Республика Татарстан 0,89
Иркутская область 0,83
Красноярский край 0,75
Краснодарский край 0,69
Якутия 0,62

Единственным регионом, обновившим топ-10 по итогам прошлого года, стала Якутия, которой удалось привлечь в основной капитал на 30% больше денег, чем в 2021. Инвестактивность нарастили, кроме прочего, за счет инвестпроектов угледобывающих компаний.

А лучшую динамику инвестиций среди регионов-лидеров показала Иркутская область — плюс 38%. Здесь тоже осваивают угольные месторождения, а еще строят газохимический комплекс, алюминиевый завод и горно-обогатительные комбинаты.

Где инвестиции выросли сильнее всего

Если смотреть не на объем инвестиций, а на их динамику, то лидерами роста инвестиций в 2022 году стали регионы, где их объем исторически невелик. Даже не самые крупные проекты обеспечили им прирост на десятки процентов.

Республика Алтай. Исторически небогатый регион увеличил инвестиции в 1,8 раза, хотя в деньгах они выросли всего на 16 млрд рублей. Для сравнения: это втрое меньше, чем в Пермском крае, хотя прирост в процентах там оказался минимальным — около 1%.

Инвестиционный бум на Алтае произошел на фоне реализации крупных проектов, включая курорт «Манжерок», в который инвестирует Сбер, и гостиничный комплекс Altay Wellness Village.

Севастополь. Инвестиции в основной капитал в городе федерального значения выросли в 1,6 раза. Рост, по всей видимости, обусловлен госпрограммой развития города: инвестиции в 2022 году на 83% состояли из бюджетных вливаний. Программа будет действовать до 2025 года, всего на нее должны потратить 618 млрд рублей.

Владимирская область. Рост инвестиций в основной капитал в 1,5 раза. Это связано в основном с реализацией проектов в сфере транспортировки и хранения. Инвестиции в этом секторе увеличились более чем в 3 раза, а его доля в общем объеме вложений превысила 60%.

Чукотский автономный округ. Так же , как и во Владимирской области, рост составил около 50%. Чукотка оказалась в большом плюсе за счет прихода новых резидентов с крупными проектами, включая освоение месторождения Пыркакайские штокверки, которым занимается «Селигдар». А казахстанская компания KAZ Minerals строит Баимский ГОК на базе месторождения Песчанка в Билибинском районе округа, вложив в проект в 2022 году больше 40 млрд рублей.

Иркутская область. В 2022 году объем инвестиций в регион вырос на 38% и составил 833 млрд рублей. Всего в области реализуется около 180 проектов. Среди них несколько крупных: строительство газохимического комплекса в Усть-Куте, алюминиевого завода и анодной фабрики в Тайшетском районе, картонного производства в Усть-Илимске, разработка и освоение золоторудного месторождения Сухой Лог. На базе золоторудных месторождений в Бодайбинском районе строятся горно-обогатительные комбинаты, в Тулунском и Черемховском районах осваивают угольные месторождения.

Крупнейшие инвестпроекты 2022 года

Можно выделить несколько крупных проектов в других регионах, которые реализуются на деньги бизнеса. Большинство из них связано с развитием транспортной инфраструктуры.

Ямало-Ненецкий автономный округ

Железнодорожный участок Надым — Пангоды

Инвестиции: 43 млрд рублей.

Железнодорожный участок длиной 109 км станет частью Северного широтного хода (СШХ), который свяжет Северную и Свердловскую железные дороги.

«Газпром», который инвестирует в проект, будет использовать железнодорожную ветку для вывоза своей углеводородной продукции.

Якутия и Хабаровский край

Тихоокеанская железная дорога и порт Эльга

Инвестиции: 97,1 млрд рублей.

В Якутии расположено одно из крупнейших в мире месторождений коксующегося угля — Эльгинское угольное месторождение. Сейчас компания «Эльгауголь» строит частную железнодорожную ветку, чтобы вывозить уголь с месторождения на берег Охотского моря. Там же компания планирует построить порт мощностью 30 млн тонн в год.

Все это должно упростить компании вывоз угля. Сейчас логистика завязана на пропускные мощности БАМа, а нагрузка на магистраль сильно возросла в 2022 году из-за перенаправления поставок из Европы в Азию. Из-за этого угольной компании пришлось почти вдвое снизить планы по добыче в 2023 году.

Источник https://expert.ru/expert/2023/04/sderzhannoye-chudo/

Источник https://journal.tinkoff.ru/news/reg-investments-2022/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *